Главная / Экономика / Слова Анатолия Чубайса о конце нефтяной экономики России подвергли критике

Слова Анатолия Чубайса о конце нефтяной экономики России подвергли критике

Председатель правления компании "Роснано" Анатолий Чубайс, говоря о произошедшем еще в марте обвале нефтяного рынка, вспомнил ковбойскую поговорку о дохлой лошади: "если сдохла, с нее надо слезать". Но директор Института социально-экономических исследований Алексей Зубец говорит, что "лошадь" нас еще повозит.

Переходя от образности к конкретике, председатель правления “Роснано” назвал падение мировых цен на нефть “набатным колоколом” для России. По его словам, это до сих пор “хребет” российской экономики, который очень уязвим от внешних колебаний, и нынешний обвал в очередной раз указывает на необходимость менять ее структуру. По мнению Анатолия Чубайса цены на нефть даже по оптимистичным прогнозам уже не поднимутся выше 40 долларов за баррель:

“Чудесно, у нас в этом году бюджет рассчитан исходя из 42,5 долларов за баррель. Невозможно подвергать страну стратегическому риску из-за такой структуры экономики”, – отметил Анатолий Чубайс. Он пришел к выводу, для выхода из кризиса России сегодня необходимо сосредоточиться на развитии прежде всего инновационной экономики.

В эфире радио Sputnik Алексей Зубец прокомментировал слова Чубайса в его же терминологии:

– Во-первых, с этой “лошади” слезать рано, она еще Россию повозит, и не одно десятилетие. Нынешняя проблема связана с коронавирусом – этот жуткий нефтяной кризис мы получили из-за того, что закрылись международные и внутренние перевозки. Надо понимать, что половина мирового потребления нефти – это транспорт: самолеты, автомобили, морские суда. Поэтому сейчас такая жесткая просадка нефтяного рынка. Если бы ее не было, то и таких цен на нефть мы бы не увидели. Есть основание предполагать, что восстановление этого рынка не за горами, и уже через несколько месяцев слова Чубайса о дохлой лошади окажутся неверными.

Но в любом случае точка зрения Анатолия Чубайса о развитии инновационных секторов экономики кажется бесспорной. В самом деле – кто выскажется против ставки на высокотехнологичные отрасли? Но Алексей Зубец говорит, что в данный момент ставка на них была бы “скорее, проигрышна, чем выигрышна”:

– Точка зрения, которую озвучил Чубайс, была бы правильная десятилетия назад. Сегодня мы видим, как, например, американцы давят на Китай, чтобы избавиться от конкуренции высокотехнологичных китайских компаний. Если Россия выйдет на мировой рынок, например, со своими смартфонами, компьютерами, то нет никакой уверенности в том, что мы не подвергнемся такому же точно давлению. Выходить на рынок высокотехнологичной продукции надо было лет 20-30 назад. Если мы на нем сегодня не закрепились, выйти на него все сложнее.

Но это, разумеется, не значит, что и тут все же есть сегменты, с которыми можно и нужно работать, и их продукция может быть востребована и далеко за пределами России:

– Это, прежде всего, софт, IT-продукты, рассчитанные на разные отрасли экономики. Здесь у нас очень серьезная позиция, это одна из основных статей экспорта России – это, по разным оценкам, от 10 до 20 миллиардов долларов. И Россия может наращивать экспорт такой высокотехнологичной продукции.

Но помимо “сырьевого проклятия” России и инновационных отраслей есть и другие “вечные” статьи российского экспорта, которые оказались забытыми только во времена коммунистических экспериментов в ХХ веке. Разумеется, это сельское хозяйство – Россия веками продавала зерно, лен, пеньку, а позже и масло. Также заметной статьей российского экспорта был лес. Имея выходы к морям трех океанов, Россия могла бы стать и одним из крупнейших поставщиков рыбы. Экспорт продукции агропромышленного комплекса из России в 2019 году оценивался уже в сумму 24,7 млрд долларов, в 2020 году ожидался на уровне 27,2 млрд долларов.

О Администрация

Администрация